Всему виной «Спартак»

Эфир программы «Все на Матч!» после ответного матча квалификации Лиги Европы между «Спартаком» и «Брагой» получился нетривиальным. Вылет красно-белых послужил поводом для конфликта и споров в студии «Матч ТВ». Казалось, что в какой-то момент ситуация совсем выйдет из-под контроля. Настолько там было жарко. Представим действующих лиц.

Самое грустное для «Спартака» – Кононов совсем не работает над ошибками
С такой тренерской работой команда обречена.

Ведущий

Дмитрий Губерниев – спортивный комментатор, лауреат премии ТЭФИ в 2007 и 2015 годах.

Гости

Евгений Ловчев – бронзовый призёр Олимпиады, лучший футболист СССР 1972 года.

Андрей Талалаев – бронзовый призёр чемпионата СССР 1991 года, обладатель Кубка России в качестве игрока. Сейчас главный тренер «Химок».

Георгий Черданцев – спортивный комментатор, автор фраз «Я сейчас закончу вообще всё», «Буффонище» и «Колодин, добрый вечер».

Константин Генич
– спортивный комментатор, бывший профессиональный футболист, забил победный гол за «Амкар» в ворота «Факела», который вывел пермяков в Премьер-Лигу.

«Биттлз» превратились в «На-На»

Дмитрий Губерниев начал эфир с того, что сравнил четвёрку экспертов с легендарным составом группы «Биттлз». Тогда думалось, что всё будет весело и безобидно, но Евгений Ловчев настолько разогнал эфир, что к его концу группа «Биттлз» превратилась в группу «На-На», по словам Губерниева. Вот самые яркие моменты прямого эфира на «Матче». Перед этим надо отметить, что за день до матча с «Брагой» Ловчев говорил, что в последнее время заметил, что родился «непобедимый «Спартак».

— Ловчев: Мне настолько обидно и горько за этого «Спартак». Гулиев и Зобнин – ноль. Понсе – ноль. Айртон – ноль. И вратарь этот зачем-то приседает, а мяч летит в ворота.

— Талалаев
: «Спартаку» не хватило нескольких отдельно взятых игроков – тех же Тиля и Ларссона.

— Черданцев: При всём уважении к Олегу Кононову… мы можем говорить, что назначение Кононова себя не оправдало.

— Губерниев: А не вы ли, мой друг Черданцев, говорили совсем иное про Олега Кононова?

— Черданцев: ЦСКА, мой дорогой друг, это вырванная из контекста история. Я не вижу у него никаких перспектив.

— Талалаев: В современном футболе никто тебе времени не даст на построение команды. «Брага» после сезона всех распродала за 7-10 млн, купила других и ничего, играют.

А потом пошла настоящая жаришка.

«Вас всех назвали дилетантами, друзья!»

— Ловчев: Как говорил Николай Петрович Старостин, вратарь ценен не тем, что берёт, а тем, что пропускает.

— Губерниев: Ну вы сейчас ещё сошлитесь на Алексея Михайловича Романова! Давайте ещё на Лжедмитрия сошлёмся.

— Ловчев: Давайте так: «Брага» — это европейский футбол. В «Спартаке» все знают, что надо отстоять 0:0 до перерыва, а этот Максименко пускает.

— Генич: Погодите, вы хотите предъявить ему за первый гол?

— Ловчев: Да, хочу предъявить! Да!

— Черданцев: Неделю назад Максименко был королём.

— Талалаев: Так он и сегодня вытащил несколько раз.

— Ловчев: А что, можно в одной игре играть здорово, а в другой – плохо?

— Талалаев: Пропускает не вратарь, пропускает вся команда.

— Ловчев: Вы забыли поговорку, что вратарь – 50 процентов команды. Вот и держи этот мяч в руках! Было бы 0:0!

— Генич: Если бы такой же гол забил «Спартак», Евгений Серафимович рассказал бы нам, как цветут тюльпаны и всё прекрасно. Максименко – человек-паук, что ли?

— Ловчев: Я играл с вратарём Кавазашвили в одной команде, а Генич играл с такими, как этот у «Спартака» сейчас. Что он там приседает?

— Генич: Только Володя Быстров мог бы перекричать Евгения Серафимовича сейчас.

— Черданцев: Я не понимаю, почему вы привязались к Максименко. Не этот гол всё решил.

— Ловчев: Как это не этот гол?! Счёт был 0:0! Как вы вообще считаете, я не пойму? Доиграйте до перерыва с 0:0. Все до единого до игры говорили: «Первый пропустят — три не забьют». Об этом же разговор был.

— Черданцев: Общий счёт – 1:3. Не это решило судьбу…

— Ловчев: Как же мне трудно с дилетантами, ребята!

— Генич: Это мы дилетанты?

— Ловчев: Да, вы. Вы все!

— Губерниев: Вас всех назвали дилетантами, друзья!

— Талалаев: Вот у меня во время работы с «Пюником» был момент, когда надо было в ответном матче отыграть один мяч. Вот мы и играли аккуратно, знали, что какой-то момент появится, и его надо будет реализовать. И мы сделали это.

— Губерниев: Выражаясь языком Ловчева, давайте продолжаем с дилетантами. Только на футбольном поле. У нас есть интервью Понсе.

— Ловчев: Да что он нам расскажет, этот Понсе!

— Губерниев: Ну вот Понсе говорит, что сделал всё что мог. Ну вот не получилось, бывает, это футбол! Евгений Серафимович, много вы там в 72-м выиграли? Финал проиграли, на Олимпиаде – третье место. А тут «Спартак» против «Браги».

— Ловчев: Финал чего я проиграл? Финал чемпионата Европы!

— Губерниев: Да шучу я!

— Генич: Из всего этого спича Евгения Серафимовича я, как дилетант, понял, что после 0:0, если вратарь пропускает, то всё, кранты: снимайте гипс, клиент уезжает.

Потом, когда разбирали второй гол, стало ещё прекраснее. Хотя, казалось бы, куда уже.

— Губерниев: А теперь Черданцев разбирает второй гол.

— Черданцев: Дима, это всё такие голы. Здесь разбирать особо нечего.

— Губерниев: Что значит нечего? Работа у тебя такая. Разбирай!

— Ловчев: Верните обратно этот момент.

— Черданцев: Сейчас вернут.

— Ловчев: Верните обратно!

— Губерниев: Сейчас вернут, не командуйте эфиром, здесь я главный!..

В конце было как-то жаль, что такой замечательный эфир подходит к концу. В нём точно было гораздо больше интересного, чем в самом матче «Спартака» с португальской «Брагой».

Источник: «Чемпионат»